?

Log in

No account? Create an account
В связи поднявшейся шумихи на тему Киберпанка, я решил представить себе, а какой мог бы быть киберпанк в условиях пост-совка.

И вот, что у меня родилось из этого образа.


Харьков 2026.

Я припарковал свою старенькую девятку в самом конце улицы, упирающейся в  крутой обрыв. Выйдя из автомобиля,  я опёрся на крыло и закурил дешёвую сигарету.

Более всего мне сейчас хотелось отвлечься. Поэтому я бездумно смотрел на город. Сегодня днём был ветер, который оттянул на север, в сторону заброшенных Циркунов, смог, вечно окутывающий Харьков. Поэтому, мне был виден практически весь город. Над неоновой радугой проецирующихся реклам над  Журавлёвкой парили охранные коптеров богатых кварталов.

Немного дальше, за рекой, обречённая двигаться в бесконечном цикле двадцатиметровая полупрозрачная девушка зазывала покупателей посетить гигантский торговый центр, выросший на базе нескольких центров поменьше.

А ещё дальше и левее виднелся Северный Мордор – район, превращённый в трущобы в самом начале двадцать первого века.  Тогда же вышел фильм по «Властелину Колец», и название Мордор намертво приклеилось к самому большому спальному району среди городов нашего анклава. Хотя, по слухам, местные Мордоры поменьше были и в Белгороде и в Сумах.

Даже отсюда было видно, что уличные фонари в этом районе города практически не горели. И единственным источником света были редкие горящие окна в старых советских многоэтажках и прожектора полицейских коптеров.

Район был настолько опасным, что полиция старалась не появляться там без крайней необходимости после захода солнца на наземном транспорте, предпочитая беспилотники. Да и те, говорят, местные жители научились взламывать и сажать во дворах микрорайонов. Копы постоянно меняли прошивки, но хакеры обычно требовалось не более месяца на взлом. И эта борьба щита и меча начиналась заново. Я думаю, что до тех пор, пока на Кутузовском радиорынке помимо торговли палёными нейроинтерфейсами и имплантами будет спрос на полицейские аккумуляторы и моторы, столь любимые контрабандистами и наркоторговцами всех мастей, этому противостоянию не будет конца.

Что же заставило меня оказаться в районе бывшего авиационного института в столь поздний час? Дело в том, что патрульные получили сигнал от жильцов одной из пятиэтажек о том, что пропала их соседка. Подобные сигналы они получают каждый день, и реагировать на все просто не могут из-за недостаточного финансирования и недостатка людей.

Но сейчас из квартиры пропавшей стало ощутимо вонять тухлятиной. Поэтому, парням ничего не оставалось как выехать на вызов. Копы вскрыли квартиру, где и обнаружили тело пропавшей. Казалось бы, дело можно было закрывать. Если бы не одна загвоздка – у погибшей, девушки лет двадцати пяти, отсутствовали некоторые органы.

Патрульные сразу сообщили о происшествии в городской УБОП. А в связи с тем, что сейчас была моя смена, мне и пришлось ехать осматривать место преступления.

Приехав на место, я припарковал свою машину между таким же пошарпанным ланосом и патрульной приорой. Вообще, конечно, ребята выехавшие на вызов довольно круты. Выехать одной машиной на вызов, пусть и не в такой опасный район, как Мордор, это была отвага, граничащая с безумием.

Это, кстати, помимо вечного безденежья, было одной из причин, по которой я не спешил расстаться с продукцией Волжского Анклава. Восьмёрки, девятки и десятки, несмотря на своё полное моральное устарение, до сих пор котировались среди жителей Мордора. В центре, конечно, люди жили побогаче и ездили в основном на электромобилях. А самые богатые летали исключительно на частных коптерах.

Ну а мы, простые жители города, пользуемся переведёнными на использование газа автомобилями с ДВС. И моя девятка не была исключением.

Поздоровавшись с патрульными, курившими на лестничной клетке, я зашёл в квартиру, где находился труп.

В нос тут же ударил сильный запах разложения, отчего мне пришлось вставить в ноздри воздушные фильтра, которые вот уже пятнадцать лет являются штатным снаряжением для работников полиции. Дышать сразу стало легче.

Пройдя через короткий коридор с выцветшими обоями, я вошёл в комнату и увидел обнажённое тело девушки.

Она лежала на диване, выпрямив руки, или то, что от них осталось вдоль туловища. На жутком лице с провалами отсутствующих глаз, застыла блаженная улыбка. Помимо глаз, у тела была ампутированы кисть левой руки, а также правая нога ниже колена. Это если не считать длинного разреза на животе.

Мне резко стало плохо. Съеденная в обед китайская вермишель резко подступила к горлу. И я, не выдержав, вышел из комнаты.

- Срочно вызывайте подкрепление! – бросил я патрульному, - в подъезд никого не впускать и не выпускать! И, самое главное, гражданским ни слова!

Собрав всю волю в кулак, я вернулся в комнату, вынул наладонник из чехла на поясе. Запустил программу по определению личности и прислонил большой палец девушки к сканнеру отпечатков пальцев. Надпись на экране сообщила мне о том, что отпечаток снят. Затем вылезло информационное окно, гласящее, что убитую зовут Анна Зозуля. Что она живёт на улице Дружбы Народов в Северном Мордоре. А самое главное – Анне Зозуля родилась в 2014 году и ей сейчас 10 лет. Более того, в базе есть данные о ёё текущем местонахождение. Эти данные передавались  вживленным микрочипом, которые в целях безопасности,  вживляются всем  детям до 16 лет. Согласно политики конфиденциальности, доступ к данным имеют родители и спецслужбы в экстренных ситуациях. А из-за того, что девочка не находится в розыске, доступа к её местонахождению не было.


Сняли обзор "игрового" ноутбука из 2008 года под кодовым названием "2 ядра 2 гига".

Latest Month

Август 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner